Axar.az
Наверх


О Гейдаре Алиеве и судьбе азербайджанской дипломатии

Главная страница Политика
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

В этом месяце исполнилось 96 лет со дня рождения общенационального лидера Гейдара Алиева. Своими воспоминаниями любезно согласился поделиться с Axar.az генеральный консул СССР в Турции, экс-глава дипмиссии Азербайджана в Туркменистане, Чрезвычайный и Полномочный посол Азербайджана Вахдат Султанзаде.

Когда Вы впервые познакомились с Гейдаром Алиевым? Какими были Ваши первые впечатления?

В 1967 году, в рамках официального визита в СССР Баку посетил тогдашний премьер-министр Турции Сулейман Демирель. Для него были организованы экскурсии на одну из станций вновь построенного Бакинского метрополитена, на промышленные предприятия Баку, на Нефтяные Камни и в город Сумгаит. В завершении визита в его честь был устроен официальный прием в большом зале гостиницы «Интурист». Занимаясь в те годы протокольными вопросами МИДа республики, я, в силу своих профессиональных обязанностей, вел протокольное оформление проведения этого мероприятия, так и познакомился с Председателем КГБ Азербайджанской ССР Гейдаром Алиевичем Алиевым. Он, обсуждая со мной тончайшие детали протокольного сценария, блистал знанием нюансов не только в сфере обеспечения системы безопасности премьер-министра иностранного государства, но и проблем исключительно протокольного характера. Я и не заметил, как наша беседа перешла за рамки чисто протокольной тематики и постепенно стала охватывать и другие сферы дипломатической деятельности в целом. Он просто изумил меня глубиной своего интеллекта, тактичностью в формулировании ряда сложных вопросов и широчайшим спектром своих познаний. У меня создалось такое впечатление, что я общаюсь с главой крупного государства, с легкостью координирующего сложные проблемы межгосударственного уровня. И когда спустя полтора года Гейдар Алиевич был избран партийным и государственным руководителем республики, проявлению с моей стороны чувства гордости и морально-психологического удовлетворения этим обстоятельством не было предела!

Гейдару Алиевичу пришлось на какой-то период отойти от большой политики, тем более, что рухнул Советский Союз, и в Азербайджане к власти дорвалась клика Народного Фронта. Как Вы оцениваете ситуацию в дипломатической службе Азербайджана в период их власти? Был ли нанесен урон имиджу молодой республики, отказавшейся от кадров, работавших в МИД СССР?

Тот сложный, противоречивый, переходный от советской эпохи к периоду господства охлократий, во всяком случае, у нас в республике, рубеж застал меня на должности консула Генерального консульства СССР в Стамбуле. Ещё 5-го мая 1992 года (то есть за месяц до прихода НФ к власти) министр иностранных дел Азербайджана Гусейн Садыхов обратился к министру иностранных дел Российской Федерации А. Козыреву с письмом. В нём содержалась просьба о разрешении мне - консулу генерального консульства Российской Федерации в Турции представлять интересы Азербайджана в вопросах сношения МИД Азербайджанской Республики с МИД Турецкой Республики, в том числе организационных вопросах в связи с учреждением посольства Азербайджана в Анкаре и генерального консульства в Стамбуле. Просьба азербайджанского руководства была удовлетворена. Новый генеральный консул РФ в Стамбуле Леонид Манжосин, будучи чрезвычайно добрым, понимающим и высокопрофессиональным дипломатом, создавал благоприятные условия, способствующие успешному проведению переговоров с турецкой стороной о скорейшем решении указанных выше вопросов. Приход к власти Народного Фронта ознаменовал начало короткого, но, пожалуй, одного из самых противоречивых, позорных и хаотических периодов современной политической истории Азербайджана. Вакханалия буквально во всех областях общественного развития, происходившая за год правления НФА, носила беспрецедентный характер и отражала социальную сущность власти, которую невозможно оценить иначе, как охлократия. Во внешнеполитической области, как впрочем, и во всех других, подобная вакханалия вывела на поверхность серый, непрофессиональный, далекий от понимания элементарных норм политической, дипломатической, правовой деятельности кадровый корпус «младших научных сотрудников», разумеется, за редким исключением. К слову, многие из них даже не удосужились за все годы своей научной деятельности обрести ученую степень, не говоря уже о наличии какого-либо опыта внешнеполитической деятельности. В целом, «профессиональный» уровень дипломатических кадров НФА не превышал примитивного восприятия неординарных процессов, происходящих на переломе эпох и складывании совершенно иной расстановки политических сил на международной арене среднестатистическим обывателем, счерпывающим обычно информацию в чайхане, а не в «китабхане», то есть в соответствующих источниках знаний и информации. На таком общественно-политическом и социальном фоне начиналось дипломатическое присутствие Азербайджанской Республики в мире, и в том числе, в Турции. Позволю себе привести несколько характерных примеров кадровой политики НФА в дипломатии по отношению к Турции. Генеральным консулом в Стамбуле был назначен поэт, литератор. Надо сказать, что характер азербайджанского генерального консула был под стать политике его руководства. Ориентация лишь на «образ врага», непонятные бичевания так называемых «врагов», а не поиск друзей и путей к расширению сотрудничества были далеки от дипломатии и стали, к сожалению, альфой и омегой деятельности, как генконсульства, так и посольства республики. Однако несмотря ни на что, я считал своим патриотическим долгом консультировать молодых азербайджанских дипломатов, используя свои знания турецкой действительности и опыт пребывания в этой стране, содействовать их скорейшей адаптации в непростых условиях дипломатической службы. Сотрудники консульства почти каждую субботу встречались со мной в кафе на берегу лучезарного Босфора, где происходил конструктивный обмен мнениями по всем вопросам, касающимся дипломатической службы, событий в Турции и Азербайджане. Припоминается случай, когда я оказал им помощь в составлении списка приглашенных на дипломатический прием лиц, обладающих в той или иной мере потенциалом позитивного воздействия на развитие азербайджано-турецких отношений и укреплении международного имиджа нашей республики. Консул-поэт счел их всех завербованными мною в пользу России «шпионами» и ввел в список мелких торговцев из Гапалы-чаршы, никому не известных мелкотравчатых поэтов, незначительных людишек, имевших с ним личные отношения, но отнюдь не представляющих никакого интереса для укрепления позиций и решения вопросов сотрудничества между двумя государствами. Не без иронии позволю себе добавить, что если таких всемирно известных индустриальных магнатов, как Коч, Сабанджи, Эдзаджибаши, Гекйигит, Алатон, Байрактар причисляют к завербованным мною «агентам России, то мне давно должны были бы поставить памятник на Лубянке. Более того, как известно, протокольные нормы дипломатического приема предусматривают процедуру встречи посла или консула и ряда сотрудников внешнеполитического представительства гостей прямо у дверей. Это веками сложившийся дипломатический ритуал. Но вековые традиции мировой дипломатии отступили перед желанием генконсула Азербайджана посидеть за столиком со своими турецкими коллегами по поэзии и торговцами, которым он был безмерно благодарен за то, что когда-то они по скидке продали ему дубленку либо еще что-нибудь из традиционных турецких изделий и вознаграждать их своим «высочайшим» вниманием. При этом он даже и не заметил появление на приеме обескураженных подобной манерой проведения дипломатических раутов, в шоковом состоянии покрутившихся, для приличия, по залу минут пять и мягко, по-английски, ретировавшихся мэра и губернатора Стамбула. Этот факт из моей дипломатической биографии натолкнул меня на еще одно горестное воспоминание, когда во время официального визита Эльчибея в Москву, переводчик вместо общепринятого обращения «Уважаемые дамы и господа», изрек: «Уважаемые господа и госпожи»! Да, таков был собирательный образ дипломатического работника времен Народнофронтовского государственно-политического коллапса! В итоге плачевное правление НФА привело к катастрофическим внешнеполитическим последствиям, усугубив международную изоляцию нашей республики, обусловив отсутствие какого-либо уважения к обретшей национальный суверенитет стране, что не преминуло отразиться на судьбе Нагорно-Карабахской проблемы и наших территориальных потерь.

На волне народного волеизъявления Гейдар Алиев возвратился к руководству республикой. Каким образом ему удалось вернуть опытных дипломатов на Родину и сделать их представителями страны за рубежом? И каковы были его мотивации в этом вопросе?

Начну с мотиваций нашего великого лидера. Она включала в себя множество аспектов внешнеполитической сферы. Во-первых, вывод страны из международного изоляционного состояния. Во-вторых, обеспечение прорыва в информационной политике, обуславливающего благоприятный фон восстановления территориальной целостности Азербайджана. В-третьих, необходимость нивелирования наших военно-политических потерь, генерированных пагубной внешней и внутренней политикой НФА. В-четвертых, создание системы позитивных, всесторонних, отвечающих интересам нашей молодой государственности отношений со странами ближнего и дальнего зарубежья. В-пятых, восстановление баланса взаимовыгодных эффективных связей между государствами Запада, Россией, Китаем, Ближнего и Среднего Востока. Осуществление этих задач опиралось на жесткую потребность в выборе носителей данных идей, материализующих их в контексте высокого дипломатического профессионализма. Подобный ракурс ретроспективного воззрения на проведение Гейдаром Алиевым вышеотмеченной титанической работы, невольно воскрешает в памяти его дальновидную мудрую политику направления молодых людей на учебу в ведущие дипломатические учебные заведения СССР в бытность его руководителем республики в советскую эпоху. Как в природе отбор лучших всходов — более сильных и жизнеспособных, определяет в итоге отличный урожай, так и в дипломатии кадровые всходы со временем превращаются в когорту профессиональных личностей, олицетворяющих весь позитив внешнеполитической сферы того или иного государства. Именно на такие кадры, выращенные его образовательной политикой периода СССР, стал опираться Гейдар Алиевич на крутом переломе всей внешнеполитической доктрины Азербайджана, направленной на возрастание международного авторитета и признание мировой общественностью всей правоты нашей борьбы за восстановление государственно-территориального комплекса страны. Он в соответствии с договоренностью с МИДом России приглашал на работу во внешнеполитическую сферу республики российских дипломатов азербайджанского происхождения. Это были профессионально подготовленные, высокообразованные дипломатические кадры, вышедшие как раз из той самой когорты молодых людей, направленных некогда Гейдаром Алиевым на учебу в те города Советского Союза, в которых имелись прославленные вузы в данном направлении. Они являлись выпускниками Московского Государственного Института Международных Отношений, Киевского института международных отношений, Дипломатической Академии, Московского Института стран Азии и Африки, факультета международных отношений МГУ им. М.В. Ломоносова, факультета востоковедения Ленинградского государственного университета. Обретшее к тому времени недюжинный практический опыт в советских внешнеполитических и внешнеэкономических представительствах, большинство из них, проникнутое чувством патриотизма, без колебаний предоставили свой потенциал службе интересам Родины, обретшей государственную независимость.

Какие сложности стояли перед дипломатами в то время?

Серьёзная проблема состояла в том, чтобы демонтировать сложившийся не без участия армянских политических сил в отношении Азербайджана стереотип страны - агрессора, в которой, дескать, господствуют исламский, шовинистический и иной фундаментализм. Приведу пример из личной практики дезавуирования подобных домыслов, кстати, весьма негативно влияющих на принятия решений международных организаций, направленных на восстановление территориальной целостности республики. Следует заметить, что одним из самых знаменательных этапов в становлении дипломатии молодой Азербайджанской Республики, прорыва информационной и дипломатической блокады вокруг событий Нагорного Карабаха явилась 7-я юбилейная встреча глав государств – членов ОИК. Она состоялась в Касабланке 9-14 декабря 1994 года и была приурочена к 25-й годовщине своего возникновения. В ноябре того же года Генеральный секретарь ОИК Халид Аль-Габид лично прибыл в Баку для передачи официального приглашения президенту к участию в саммите. Его прилет на собственном самолете явился признаком проявления особого уважения к личности Гейдара Алиева и признания его международного авторитета со стороны ОИК.

Гейдар Алиевич с благодарностью принял приглашение, отдав дань этике генерального секретаря ОИК и в силу непреходящего значения этого форума для Азербайджана. На нем предполагалось принятие двух жизненно важных для республики резолюций, провозглашавших Республику Армения агрессором, оккупировавшим часть азербайджанской территории. Весьма непростые задачи стояли перед рабочей группой МИДа республики, возглавляемой мною. Во-первых, необходимо было в кратчайший период подготовить благодатную почву для принятия резолюций на заседании Совета министров иностранных дел стран-членов ОИК (в 1994 году членами ОИК являлись 52 мусульманские страны, на сегодняшний день – уже 58 стран) «О конфликте между Арменией и Азербайджаном», «Оказание гуманитарной помощи беженцам Азербайджана»; во-вторых, провести переговоры в МИД Марокко на предмет подписания «Протокола о политических консультациях между Министерствами иностранных дел Азербайджана и Марокко»; в-третьих, по мере возможности, проводить эффективные переговоры с послами мусульманских стран, аккредитованных в Марокко, а также с прибывающими в Касабланку министрами иностранных дел этих стран о перспективе установления дипломатических отношений (таких мусульманских стран, входящих в ОИК и не установивших дипломатических отношений с нашей республикой на тот период насчитывалось 17 стран). Мы в конфиденциальном порядке узнали о том, что против нашей политической резолюции «О конфликте между Арменией и Азербайджаном» собираются выступить представители некоторых государств. Конфиденциальная информация наших друзей из Секретариата, раскрывшая нам демарш министра иностранных дел Киргизии Розы Отунбаевой, направившей в этот орган протест, связанный с проектом нашей политической резолюции, и в частности ее открытое несогласие с квалификацией Армении в качестве агрессора, явилось громом средь бела дня. С целью дезавуирования наносящих ущерб нашим государственным интересам поступка представительницы Киргизии, мы вынуждены были использовать механизм давления на нее со стороны наших союзников. В среде самых активных оказались Госсоветник Турции, министры иностранных дел Пакистана, Ирана, Мали, Сенегала, Омана, ОАЭ, Египта, Саудовской Аравии, Иордании, Генеральный секретарь ОИК Хамид-аль-Габид и другие члены Секретариата. Однако наши настойчивые обращения к ней, апеллирования к исламской солидарности и общей приверженности к тюркскому миру наталкивались на неизменную, лишенную эмоционального фона позицию. Примерно, она выражалась следующим образом: «Вы имеете установку своего руководства на обеспечение принятия резолюции об армянской агрессии, а мы руководствуемся установкой нашего руководства, запрещающей нам выступать против дружественной по СНГ Армении». Ситуация грозила вылиться в полное фиаско для нас, ибо все решения в ОИК принимаются в консенсусном порядке. Исходя из этого, при отсутствии либо отрицательном голосовании даже одного из членов ОИК, решение не могло считаться принятым. Конкретнее, механизм нарушения консенсуса был следующим. Как было отмечено выше, процедура принятия резолюции проходит в три этапа. Достаточно лишь одной стране из 52 выразить несогласия с тем или иным проектом резолюции, как консенсус нарушается…. В этом случае документ изымается из общего пакета без обсуждения, что может произойти на любом этапе. Нашей группе удалось пройти два из вышеотмеченных этапа, а уже на встрече глав государств мы, полагаясь на беспрецедентную способность Гейдара Алиева убеждать своих оппонентов, не сомневались в конечном успехе. И надо признать, что мы не ошиблись…. В конечном итоге, в результате настойчивого супрессирования наших союзников и консультаций тогдашним министром иностранных дел Киргизстана Розой Отунбаевой со своим руководством в Киргизстане, попытка нарушить консенсус при принятии нашей политической резолюции была нейтрализована. Хочу подчеркнуть, что Президента Азербайджанской Республики и сопровождающих его официальных лиц в аэропорту Касабланки встречал сам король Марокко – Его Величество Хасан П. Тем самым, марокканский монарх подчеркивал высочайшее уважение к личности Гейдара Алиева, проявляемое далеко не каждому прибывающему главе мусульманского государства. Таким образом, резолюция о конфликте между Азербайджаном и Арменией была единогласно принята главами государств ОИК уже на второй день форума (14 декабря). Вместо уже набивших оскомину, ни к чему не обязывающих формулировок «стороны конфликта», «армянские вооруженные формирования», было однозначно указано, что Республика Армения признается ОИК страной – агрессором. В связи с этим, документ содержал требование о выводе Арменией всех своих войск с оккупированных азербайджанских территорий, включая Шушу и Лачин. Совету Безопасности ООН было рекомендовано проявить настойчивость и решительность в выполнении ранее принятых четырех резолюций по данному конфликту.

Если в целом оценивать его роль в становлении азербайджанской государственности и формировании ее дипломатического корпуса, то как можно емко и образно ее описать?

Я, пожалуй, сравнил бы эти процессы, порожденные гигантской, титанической деятельностью истинного ваятеля подлинного, а не бутафорного формирования нашей государственности, становления нашей дипломатии на качественно ином, новом этапе исторического развития азербайджанского народа, Гейдара Алиева с возрождением из пепла птицы Феникс! Ведь мифологическая птица Феникс, обладающая способностью сжигать себя, а затем возрождаться и увязываемая в мифологии разных культур с культом Солнца, как никогда напоминает историю азербайджанской государственности, неоднократно исчезающую, но вновь регенерирующуюся из пепла исторических коллизий. И нет сомненья в том, что нынешний этап государственно-политического, социально-экономического и культурного развития, сконструированный великим государственным деятелем современной эпохи Гейдаром Алиевым на прочных монолитных основах общечеловеческих ценностей, будет пронизан дальнейшим процветанием азербайджанского народа и обретет такую же вечность, как и культ вечного светила!

Дата
2019.05.16 / 16:37
Автор
Заур Мехдиев
Комментарии
Смотрите также

МИД Армении запел старую песню

Атамбаев заявил о намерении покинуть страну

ОБСЕ проведет очередной мониторинг

О ситуации на фронте

Мэй поздравила Бориса Джонсона с победой

Трамп оценил важность диалога с Россией

Украина выставила ядерные комплексы на границе с Россией

Зеленский хочет объединить три министерства

США сообщили об уничтожении еще одного беспилотника Ирана

Пакистанский премьер намерен встретиться с талибами

Лента новостей
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla