Axar.az
Наверх


В 2017-м все начнется

Главная страница В мире
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

Россия на пороге политического кризиса.

Как передает Axar.az, так считает политолог и преподаватель МГИМО Валерий Соловей, автор недавно вышедшей книги "Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху". Об этом он сказал в интервью РадиоСвобода.

"У меня ощущение, что власть в 2016 году сделала все возможное для того, чтобы создать условия для политизации российского общества. Есть такое определение политики, что это любой вопрос, в который вмешивается государство. В этом смысле в России все сферы жизни стали политическими. Власть вмешивается всюду. И вас начинает раздирать зло, потому что вы ни на что повлиять не в состоянии, вообще ни на что. Вы хотите сходить на выставку и узнаете, что выставку разгромили. Министр культуры начинает вас учить патриотизму, рассказывать, что патриотично, а что нет, и что подлецы – это те, кто придерживается иной точки зрения. Вы хотите поставить "лайк" в социальной сети, сделать перепост и вспоминаете, что у нас есть закон о "лайках". Вы всюду ощущаете государство. Вы хотели бы не заниматься политикой, но она сама вас достает и берет за горло. Это все заслуга власти, она сделала все возможное для политизации общества. Это пока еще не проявляется явно, но, я думаю, проявится не в очень уж отдаленном будущем.

Вторая важная тенденция, мне кажется, была весьма заметной в послании президента Федеральному собранию и в пресс-конференции Путина в декабре: власть не может предложить обществу никакой перспективы. В стране тяжелый длительный кризис, люди это ощущают, они перешли к сберегающей модели поведения, минимизировали и без того небольшие расходы, и они ожидают от власти, что она скажет им что-то внятное, обнадеживающее про свет в конце тоннеля. А слышит какие-то невнятные малоубедительные слова непонятно о чем. Ни одно из выступлений президента последних месяцев не отвечает на коренные проблемы, которые беспокоят общество: снижение доходов, инфляция, безработица, развал здравоохранения, образования. Об этом никто ничего не говорит. Власть самоустранилась.

Наконец, третья тенденция – превращение того, что власть называет борьбой с коррупцией, в инструмент селективных репрессий, прореживающих элиту. Какова цель этих репрессий? Во-первых, это способ экономического передела активов. Пирог сжимается, борьба обостряется, а стороны, у которых есть влияние, используют те инструменты передела, которые им привычны. Для силовиков привычнее арест. Вторая сторона этой якобы борьбы с коррупцией – поддержание лояльности бюрократии. Арест Улюкаева был апофеозом этой политики, он показал: у нас неприкасаемых нет, вы все можете оказаться в следственном изоляторе или, в лучшем случае, под домашним арестом. Все, начиная от клерка и заканчивая федеральным министром. И вы не должны понимать, почему это произошло, потому что как только вы понимаете логику репрессий, то можете себя защитить. Репрессии должны носить алогичный характер. Но одновременно они не должны быть массированными, поскольку в противном случае у вас возникнет желание "сдернуть" из страны. Сейчас не 30-е годы, границы прозрачны, из России можно бежать практически в любом направлении, если у вас есть хотя бы небольшие материальные ресурсы. Эти три тенденции в 2016 году сформировались, в первую очередь, усилиями власти, но результат их будет виден позже. Лично для меня это и есть главный итог года", поделился эксперт размышлениями об ушедшеи годе.

Говоря о политических перспективах нступившего года, политолог с уверенностью отметил, что в следующем году Россию ожидает начало серьезного политического кризиса:

"Подчеркну – именно начало, сам кризис будет разворачиваться года два с половиной-три, и кульминацией его станут как раз президентские выборы. Что касается возможности смены власти на выборах, то существуют различные формы политических перемен, которые демонстрирует история, в том числе совсем свежая. Советский Союз превратился в Россию в ходе революции, и я могу сказать как ученый, который довольно давно занимается изучением подобных явлений, что революция, начавшаяся в России на рубеже 80–90-х годов, еще не завершилась. С высокой вероятностью нам предстоит пережить еще один революционный пароксизм.

Ситуация крайне неустойчива, не зацементирована, а все ровно наоборот: система разбалтывается все интенсивнее, снижается дееспособность власти, и сейчас у любой оппозиции, если она только действительно оппозиция, есть прекрасная возможность повлиять на ситуацию. В 2014–15 году это было невозможно, сейчас щелочка возможностей открывается.

Планы президента Путина будут понятны на рубеже лета – осени 2017 года. Тем более он выглядит человеком, который устал от власти и тяготится ею, – это было заметно даже на пресс-конференции. Это не означает, конечно, его готовности отказаться от власти, но то, что он тяготится ее публично-ритуальной стороной, мне кажется очевидным. У него вызывает раздражение необходимость таких ритуалов. Может быть, он предпочел бы править страной, находясь за кулисой. А это предполагает иной формат взаимоотношений органов государственной власти, несколько иную роль самого Владимира Путина".

"У меня есть уверенное ощущение, что мы вступим в политический кризис. Но я не могу вам сказать, с чего он начнется. Скорее всего, это будет совокупность чего-то происходящего во власти и неожиданных эксцессов на низовом уровне, в том числе, возможно, массовых протестов. Но это будет первая стадия, которую удастся купировать, в Кремле вздохнут с облегчением, а потом все развернется с новой силой в 2018 году. Это не только моя оценка, а оценка людей, которые очень заинтересованы в понимании политики в России и которые своими, не очень понятными мне, но весьма эффективными аналитическими методиками пришли к такому выводу: в 2017 году в стране начнется политический кризис. Я знаю, что существуют методики, которые позволяют предсказать нестабильность, по уверениям их авторов, со стопроцентной точностью (я бы сказал, точностью не менее 75 процентов), – не то, как будет развиваться кризис, но то, что страна вступает в него. Кульминацией станет 2018 год.

И можно представить себе, что Россия превратится в парламентскую республику или президентско-парламентской, она может превратиться в нормальную президентскую республику, потому что сейчас это сверхпрезидентская республика. Но изменить все, чтобы ничего не изменилось, уже не получится", резюмировал политолог.

Дата
2017.01.03 / 23:38
Автор
Axar.az
Комментарии
Çàãðóçêà...
Смотрите также

США призвали Ереван позволить митинги

Сестра Кейт Миддлтон впервые станет матерью

Армяне продолжат митинги и без лидеров - Видео

Макрон о планах Запада остаться в Сирии

ЕС потребовал от Армении освободить задержанных

Турция нанесла мощный удар по PYD/РКК

Армянские артисты отказываются от наград и званий - Фото

ЕС отреагировал на срыв переговоров Саргсяна и Пашиняна

Советники Трампа не верят КНДР

Меню первого обеда на "Титанике" ушло за $140 тысяч

Лента новостей
 
  
  
  
Qeyd: 4 hekayə eyni balı topladığı üçün səsverməyə 13 hekayə buraxılıb. Sıralama şərtidir.
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla