Axar.az
Наверх


Пашинян: Мы готовы эти земли возвратить — во имя мира

Главная страница Политика
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

Вчера на армянском сайте Рandukht был опубликован фрагмент биографического романа лидера армянской "революции", ныне уже единоличного правителя Армении, Никола Пашиняна "Обратная сторона Земли", написанного по следам событий 1 марта 2008 года с расстрелом демонстрантов на Ереванской Площади Свободы и ставшего бестселлером 2018 года в его стране, в котором тогда еще молодой оппозиционный журналист демонстрирует полную противоположность своим нынешним взглядам и позициям и заявляет об оккупированных территориях Азербайджана - "эти поля нам не нужны, мы готовы эти земли возвратить — во имя мира".

Предлагаем читателям ознакомиться с фрагментом романа Никола Пашиняна:

"В Армении нет горизонта, в Армении нет равнины, в Армении не можешь простереть взгляд, в Армении твое зрение тебе кажется достаточным, поскольку в какую сторону не взглянешь, что-нибудь да увидишь. В Армении для того, чтобы узреть бескрайнее, есть только одно направление — вверх, смотреть в небо, но это бескрайнее тебе не кажется настоящим, потому что ты не можешь идти в направлении этого бескрайнего, не можешь проверить, докуда простирается это бескрайнее. Ощущение бескрайнего становится настоящим, когда знаешь, где оно приблизительно заканчивается.

И я вспомнил Агдам. Мои дети носились между разрушенными домами, а мы с женою, стоя на холме, смотрели на восток. Это было непривычное ощущение: стоим на земле, хозяином и защитником которой является армянский воин, и эта земля — равнина, настоящая равнина, и с этого места видится бескрайнее. Мы смотрим на восток, и мне кажется, что мой взгляд упирается в горы Памира. Я стою здесь, среди моих единокровных соотечественников, здесь действуют армянские законы, это равнина, и мой взгляд упирается в горы Памира. И я стыжусь, что не принимал участия в этой войне. Мы с женою думаем об одном и том же, но не решаемся сказать об этом вслух. В конце концов, она оказывается более смелой и произносит:

— Как можно эти земли вернуть Азербайджану?

Мы в нашей газете критикуем сторонников твердой линии, а по субботам-воскресеньям сами говорим: ни пяди земли врагу. Что это? Ложь? Скорее противоборство сердца и разума. Сердце хочет, желает, чтобы равнина была его, чтобы горы Памира дробились под моим взглядом.

А разум говорит: из-за части нельзя подвергать опасности целое и, как минимум, нужно заявить, громко заявить, что эти поля нам не нужны, что мы готовы эти земли возвратить — во имя мира.

И мы возвращаемся: равнина заканчивается, значит, начинается Армения.

Красный автобус каждое утро в 7 часов, стартуя напротив иджеванского рынка, отправлялся в Казах. По воскресным дням мы с моим отцом ездили на казахское водохранилище ловить рыбу. Вот здесь заканчивается Советская Армения и начинается Советский Азербайджан. И я так и не могу понять, как может природа приспособиться под проведенные человеком границы? Как может на этой стороне границы быть одна природа, а на той стороне границы — другая? Ведь границы проводят люди, а природа не признает границ? Потом, после бесед с сельскими жителями, понимаю, что не природа приспособилась к границе, а мы приспособились к природе: «Кто бы нам ни угрожал, мы сразу срывались в эти горы», — говорят сельские старики. И делают это спокойно, очень спокойно, как будто так и должно было быть. Фактически, эта Армения не родина, а место, чтобы спрятаться, укрыться. Поэтому и люди здесь живут как бы тайком, укрывшись, а дома говорят иное.

А Агдам? Как это получилось с Агдамом? Ответ на этот вопрос кажется вполне ясным и понятным: в Армении люди вышли из своих домов, люди в какой-то момент, всего несколько лет как перестали прятаться, и вот для их взгляда появился простор.

Утром 1 марта я сбежал с площади Свободы. Площадь Свободы казалась мне Агдамом: на проспекте Баграмяна равнина заканчивается, и начинается подъем - подъем в горы. И еще кто-то погрозил, и вновь мы бежим, бежим в горы.

Проблема здесь не в армянине и турке, упаси Боже. Проблема в праве, проблема в отступлении перед грубой силой беззакония, наглости, проблема в подъеме, проблема в способности подняться, проблема в готовности убить и быть убитым.

1 марта мы вернулись и поднялись. Поднялись настолько, насколько было возможно, чтобы доказать, что мы можем подняться. 1 марта армянский народ не бежал, 1 марта армянскому народу было, что доказывать. Он доказал и пошел домой. Мог доказать и больше, но стоящий напротив, несмотря на то, что был чужим, однако не являлся врагом; несмотря на то, что был чужим, являлся братом. 1 марта чужим был не стоящий напротив, а мышление, которое заставляло его убивать нас. 1 марта враг был незримым, этот враг был в нас, и мы победили этого врага.

Я сейчас читаю и удивляюсь: узнаю, что нас направляла Америка, узнаю, что нас направляла Европа, узнаю, что нас направляли жидомасонские силы, Сорос. Читаю… и швыряю об стену стакан, что в моей руке.

Клал я на твою Америку, клал я на твою Европу, на всю целиком и на каждую страну по отдельности, клал я на твою Россию, клал я и на твое жидомасонство, и на Сороса впридачу. Кто тот счастливец, что мог нас направлять?..".

Дата
2018.11.08 / 17:35
Автор
Axar.az
Комментарии
Çàãðóçêà...
Смотрите также

Почему Израиль пошел на прекращение огня в Газе?

Ильхам Алиев в Минске: Программа визита - Фото

Закавказье между молотом и наковальней - Тарасов

Трамп: Я думаю, я хорошо работаю

Томас де Ваал: Король Грузии первый раунд проиграл

Болтона прозвали "президентом"

Чем занимается Путин во время долгих перелетов

Что сказал Трамп Путину на прощание в Париже

В Британии ожидают новый референдум по Brexit

Правозащитник разоблачила Пашиняна: оперсвязи с Баку нет

Лента новостей
 
  
  
  
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla