Axar.az
Наверх


"Соловей из Азербайджана", писали о нем в Италии - Видео

Главная страница Культура
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

Талантливый азербайджанский контратенор, солист творческой сцены «Üns», артист Азербайджанской государственной хоровой капеллы, яркий участник музыкального конкурса «O səs Türkiyə», победитель IV Международного конкурса вокалистов имени Муслима Магомаева, лауреат конкурса лучших контратеноров мира (второе место), заслуженный артист Азербайджана Ильхам Назаров в настоящее время занимается изучением творчества знаменитого ханенде, оперного певца (лирико-драматический тенор), музыковеда-фольклориста, педагога, Народного артиста СССР Бюль-Бюля.

В своем интервью Информационно-аналитической онлайн газете Yenicag.Ru Ильхам Назаров рассказал интересные особенности творчества азербайджанского вокалиста, важные элементы его биографии, и отметил, насколько важной личностью был Бюль-Бюль для азербайджанского музыкального искусства.

— Ильхам, совсем недавно в одном из научных журналов вышла Ваша статья, посвященная жизни и творчеству Бюль-Бюля. Расскажите об этом подробнее?

— Как мы знаем, в этом году исполняется 120 лет со дня рождения знаменитого певца Азербайджана Бюль-Бюля. В связи с этим в текущем году прошел конкурс вокалистов имени Бюль-Бюля в музыкальной школе, носящей его имя, где я был в составе жюри. Помимо этого, в стране прошли и другие мероприятия, приуроченные к празднованию юбилея этой знаковой личности в истории азербайджанской музыкальной культуры. Отмечу, что моя научная работа тоже связана с Бюль-Бюлем, человеком, заслуживающим уважения и подробного всестороннего изучения.

— Многие слушатели, кому удалось вживую слышать голос Бюль-Бюля, говорили, что перед ним невозможно было устоять. Настолько певуч и красив был его голос, что пленял слушателя…

— Это действительно так. Бюль-Бюль своим голосом мог очаровать любого даже самого строго слушателя. Будущий Народный артист страны родился в Шуше, откуда вышло много именитых азербайджанских музыкантов. Именно там началась его певческая карьера. Он с юных лет начал заниматься мугамом. С раннего детства был известен необыкновенными музыкальными способностями, за что получил прозвище Бюльбюль (в переводе с азербайджанского — «соловей»). Впоследствии певец выбрал его в качестве сценического псевдонима.

Сам Бюль-Бюль писал, что его голос был даром Всевышнего. «Моей сценой были всевозможные народные празднества, мероприятия и значимые события, на которых я выступал, что позволяло мне продемонстрировать свои вокальные способности».

— Первоначально во время выступлений в мугамных операх Бюль-Бюлю не нравилось петь с дирижером. Почему?

— В 1920-ом году Бюль-Бюля пригласили петь в опере «Эсли и Керем». Это был первый оперный спектакль, в которым выступил Бюль-Бюль. В своих воспоминаниях он писал, что первое время в театре ему было сложно контактировать с оркестром, так как не было необходимой практики. «Поначалу мне не нравилось петь вместе с дирижером. Я просил его не мешать мне во время исполнения, так как его движения и взмахи палочкой меня просто отвлекали. Мне было проще петь под аккомпанемент тара, на котором играл азербайджанский тарист Гурбан Пиримов», — писал Бюль-Бюль. Великолепное владение искусством мугама позволяло Бюль-Бюлю импровизировать, даже во время исполнения роли Керема.

— Несмотря на то, что Бюль-Бюль был студентом Бакинской консерватории, он одновременно считается одним из ее основателей. Как это произошло?

— В 1921 году Бюль-Бюль поступил в азербайджанскую консерваторию. Стоит отметить, что он вошел в число тех людей, которые помогли Узеиру Гаджибейли открыть это учебное заведение в Баку. Таким образом, Бюль-Бюль внес свой вклад в это значимое событие и поэтому считается одним из основоположников консерватории. Об этом говорят письменные источники и документы. В конце 1920-го года на совещании в Наркомпроссе заседала комиссия по организации народной консерватории на базе единственной в то время частной музыкальной школы Н.Николаева, Бюль-Бюль был членом этой комиссии от профсоюза РАБИС. В консерватории не было ни одного профессора, ни одного педагога, которого не интересовала бы и не волновала бы судьба Бюль-Бюля.

Поэтому Бюль-Бюль, будучи студентом факультета вокала консерватории, одновременно являлся и одним из ее основателей, так как входил в вышеупомянутую комиссию. В консерватории ему преподавал артист оперы (драматический баритон) и вокальный педагог Ф. Поляев. В 1925 году его педагогом по вокалу стал Н. И. Сперанский. Год спустя Бюль-Бюль окончил Бакинскую консерваторию. Его дипломной работой стали арии молодого цыгана из оперы «Алеко» С. В. Рахманинова.

— Однако Бюль-Бюль не хотел ограничиваться мугамом, а мечтал заниматься вокалом. Расскажите про его обучение в Италии…

— Послушав оперные арии в Тбилиси, Бюль-Бюль всерьез заинтересовался оперным искусством. Он понял, что быть ханенде и вокалистом – это разные вещи. Классическое искусство – это совершенно другой мир, который его очень заинтересовал. Бюль-Бюль, несмотря на свою молодость, был очень развитым и дальновидным человеком, поэтому прекрасно оценивал ситуации и принимал правильные решения, которые впоследствии принесли свои плоды. Он хотел петь, как итальянцы, увидеть Италию, учиться там, выступать, развиваться, а не ограничивать свое творчество, стремясь расширить его границы. Бюль-Бюль хотел поехать в Италию и его мечта сбылась. Впервые он отправился в Италию в 1924-ом году. В рамках своего визита он посетил консерваторию, общался с итальянскими педагогами, интересовался методиками преподавания, а также посетил театры, музеи и другие культурные достопримечательности. После этого интерес Бюль-Бюля к классической музыке вырос еще больше. Желание учиться в Италии из мечты переросло в четкую цель. Бюль-Бюля отправили в Италию, где он с 1927 по 1931 годы учился в Милане у маэстро Делли Понти, а затем у профессора Катулли и под конец у Р. Грани. Первоначально командировка была два года, но по истечении этого срока Бюль-Бюль понял, что хочет продолжить обучение и направил письмо министерству культуры, которое продлило длительность его стажировки еще на два года.

— Как подействовали на Бюль-Бюля годы, проведенные за рубежом?

— Во время стажировки в Италии Бюль-Бюль начал анализировать разницу между азербайджанской национальной музыкой — мугамом и классическими композициями. Он изучал литературу вокала, итальянский язык. Голос Бюль-Бюля (драматический тенор), его тембр и восточный колорит привлекали европейцев. Они слушали его с большим удовольствием. Маэстро Грани был в восторге от голоса Бюль-Бюля. Несмотря на то, что Бюль-Бюль занимался изучением итальянской музыки, педагоги часто просили его петь что-то национальное, отрывки из мугама, который для педагогов стал настоящим открытием. Педагогов поражало, как оперный певец может настолько мастерски владеть своим голосом и кларатурой, петь сложнейшие вокальные пассажи. Он действительно пел, как соловой, за что и получил такое прозвище. Исполняя европейские произведения, он без особого напряжения делал сложнейшие пассы, что изумляло педагогов. В этом ему помогала одаренность.

Из записей самого Бюль-Бюля – «Мне очень нравилось заниматься с итальянскими мастерами. В постижении классической музыки неоценимую помощь мне оказал маэстро Грани. Мне нравилось изучать искусство вокала, разные техники, я дни напролет проводил в библиотеках, где занимался чтением профессиональной литературы. Огромное удовольствие мне доставляло посещение концертов. В Ла Скала у меня был седьмой ярус, и я не пропускал ни одного значимого мероприятия. Большим опытом для меня было лицезреть звезд мировой оперы на итальянской сцене. Я слушал их не как любитель, а профессионал, что позволяло мне изучать вокальную технику мировых звезд и совершенствоваться».

В 1931-ом году в итальянском журнале Арте Ностра (Наша культура) была опубликована статья о Бюль-Бюле под названием «Соловей, прибывший из Азербайджана». Публикация подкреплялась большой фотографией нашего героя. В статье говорилось, что Бюль-Бюль одинаково хорошо поет национальную азербайджанскую музыку и классические оперные арии. Одним словом, он достиг вершины мастерства. В этом же году Бюль-Бюль возвратился из Италии в Баку.

— С какими идеями и новыми предложениями он вернулся на Родину?

— По возвращении Бюль-Бюль выступил с докладом в Консерватории, который стал первым, в своем роде, событием в истории этого учебного заведения. Это произошло 14 декабря 1931 года. С этого момента начался новый этап в развитии азербайджанской музыкальной культуры. Об этом сказал в своем выступлении Узеир Гаджибейли, отметив, что ценность данного доклада состояла в том, что сведения, собранные Бюль-Бюлем, позволили ему окончательно понять, как правильно нужно обучать вокалистов, чтобы сделать из них высококвалифицированных мастеров своего дела и профессионалов мирового уровня. Во время своей речи Бюль-Бюль сказал:

«Давайте напишем новые оперы. Узеиру Гаджибейли и Муслиму Магомаеву необходимо заняться написанием новых современных классических опер. Мугамные оперы «Лейли и Меджнун» и «Шах Исмаил» стали первыми шагами национальной азербайджанской оперы. Но на этом не стоит останавливаться. Нужно создать азербайджанские оперы по европейскому формату. Нашим композиторам необходимо освоить этот новый для себя европейский стиль, чтобы использовать в своих произведениях не одно-, а многоголосную музыку».

— Как отнеслись слушатели к тому, что Бюль-Бюль так плотно увлекся европейской музыкой?

— Слушатели разделились на две части: одни восхищались тем, как Бюль-Бюль мастерски исполнял сложнейшие арии из таких опер, как «Травиата», «Девушка с Запада», «Кармен», «Джоконда», «Тоска», «Аида» и т.д. Они, покоренные талантом Бюль-Бюля, ставили его в один ряд с всемирно-известными мастерами оперного искусства. Профессоры Шароев и Рафили писали в газете «Бакинский рабочий» — «Прошедший блестящую стажировку в Италии Бюль-Бюль, мастерски овладел европейской техникой пения, которую применяет и в азербайджанской музыке, что непосредственно повлияло на ее развитие».

Однако те, кто любили пение Бюль-Бюля в восточном стиле ошибочно полагали, что он лишился дара петь мугам и другую национальную азербайджанскую музыку. По их мнению, из-за классической музыки он растерял то, что было ниспослано ему свыше. Но они ошибались. Их сомнения развеял сам Бюль-Бюль, который регулярно выступал на концертах, где пел мугам и народные азербайджанские песни.

— Расскажите про след, который оставил Бюль-Бюль в знаменитой опере У.Гаджибейли «Кероглу»?

— Опера «Кероглу» была написана Узеиром Гаджибейли специально для Бюль-Бюля, премьера которой состоялась в Баку в 1937-ом году. В своих воспоминаниях Бюль-Бюль писал следующее: «Образ Кероглу сильно отличался от тех героев, которых я исполнял ранее. Он сложней и более разносторонний по сравнению с таким известными драматическими персонажами, как Отелло из одноименной оперы, Герман из «Пиковой Дамы», Радамес из «Аиды». Кероглу совмещает в себе столько особенностей: он и бесстрашный джигит (храбрец), и великолепный стрелок и наездник, и талантливый ашуг, и богатырь, обладающий огромной силой. Поэтому воссоздать его образ на сцене, и передать весь дух этого эпического героя было очень сложно». Несмотря на все сложности, Бюль-Бюль великолепно справился с поставленной задачей. Об этом писали все газеты. Что касается Гаджибейли, то он неоднократно отмечал, что Бюль-Бюль не просто оправдал, а даже превзошел все ожидания.

Аналогичное писал и другой знаменитый азербайджанский вокалист Лютфияр Иманов, который также восторгался талантом Бюль-Бюля и тем, как он профессионально воссоздал образ легендарного Кероглу. «Лютфияр, дорогой, береги образ Кероглу. Долгие годы я оберегал его как зеницу ока. Опера Кероглу предопределит твою дальнейшую судьбу, образ Кероглу станет твоей визитной карточкой. Эти слова были сказаны мне Бюль-Бюлем после моего выступления в вышеупомянутой опере», — пишет Иманов. Это были напутствующие слова наставника, сказанные мастером своему ученику. Как показала история, слова дальновидного Бюль-Бюля оправдали себя, и прекрасный вокалист Лютфияр Иманов достойно продолжил представлять на сцене образ Кероглу, который у него отлично получался. Сам же Бюль-Бюль очень любил эту партию и исполнял ее с большим удовольствием.

— Расскажите немного о музе Бюль-Бюля, которая всегда помогала своему супругу и поддерживала его во всем

— Супругой Бюль-Бюля была Аделаида ханум, которую часто называли Ада ханум. Ее отец был азербайджанец, а мама грузинка. Родилась она в Тбилиси. Именно Ада ханум стала для Бюль-Бюля источником нескончаемого вдохновения. Она много сделала для своего мужа. На протяжении долгих лет Аделаида ханум, умная великодушная женщина, была директором дома-музея Бюль-Бюля, где я провел два месяца, занимаясь поиском интересной информации, касающейся его творчества и биографии во время написания научной работы, где сегодня пройдет мой мастер класс для всех интересующихся вокалом. Документы, архивы и фотографии, которые сегодня хранятся в музее, это целиком и полностью ее заслуга. Аделаида ханум выпустила несколько книг о Бюль-Бюле, помогала ему при написании статей. Он часто диктовал, а она писала. Несмотря на то, что Ада ханум окончила школу права, никогда не работала по специальности, а полностью посвятила себя мужу и семье.

Сегодня директором дома-музея Бюль-Бюля является Фергане Джаббарова, которая достойно продолжает дело, начатое Адой ханум.

Дата
2017.12.30 / 20:55
Автор
Axar.az
Комментарии
loading...
Смотрите также

Найден новый рисунок Ван Гога

В центре Москвы появится сквер Муслима Магомаева

Сегодня Всемирный День The Beatles

Тело Чингиза Садыхова доставлено в Баку

Пельмени и блины в списке наследия ЮНЕСКО

Ашуг Вугар Махмудоглу похоронен - Фото

Умер народный артист России

Названы ведущие "Евровидения-2018"

Адриано Челентано празднует 80-летие

В Габале проходит 12-й Международный фестиваль

Лента новостей
 
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla