Axar.az
Наверх


Интервью с киноведом и арт-публицистом, членом Гильдии киноведов и кинокритиков России - Ульви Мехти: «В нашем современном кино есть приятные исключения»

Главная страница Актуально
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

- Начнем с вопроса о положении дел в отечественной киноиндустрии. Скоро ли, по-вашему, в Азербайджане перестанут производить низкопробные мыльные оперы и начнут снимать настоящее кино?

- Скорей всего в Азербайджане снимать мыльные оперы для телеканалов не перестанут никогда. Наш зритель втянулся в эту мыловарню и с удовольствием варится в этом пенном котле. Насчет киноиндустрии, если пользоваться определением производственной терминологии, то данное понятие применимо к Болливуду- Хиндустану. В этом случае Азербайджан даже не тянет на дочернее предприятие - Бангладеш. Что касается отсутствия настоящего кино, я так понимаю в нашем случае это касается прежде всего авторского кино, то здесь, к сожалению, причин отсутствия "настоящего кино" предостаточно. В "Азербайджанфильм" существует негласная цензура со стороны монопольного производителя, где любые социальные аспекты на экране должны быть синхронизированы с позицией АзТВ. Все проблемные моменты социума могут подвергнуться цензуре с какой угодно формулировкой, и так было, не раз и не два, когда могли на корню зарубить любой сценарий, в том числе и мой (в соавторстве с Алпай-Азери) просто так без объяснения причин. Для настоящего авторского независимого кино, которое, как правило, бывает малобюджетным, должны быть созданы условия. Такое кино с альтернативными негосударственными так и государственными источниками финансирования должно само продвигать себя в кинофестивальный мейнстрим, как это было в случае с фильмом "Хамелеон", созданный в соавторском тандеме Руфата Гасанова и Эльвина Адигёзала, и принимавший участие в конкурсной программе одного из старейших международных кинофестивалей в городе Локарно (Щвецария). Помнится, после премьеры фильма началась настоящая закулисная травля авторов фильма со стороны одного деятеля «голубого экрана» который мечтал быть цензором национального кино. Главное, то что ребята продвинули имя Азербайджана на кинематографической карте мира.


После распада СССР в нашем обществе практически отсутствует сама традиция посещения кинотеатров. Это результат того, что сегодня подавляющее большинство населения Баку - это переселенцы с аграрными традициями. Помню аншлаги в кинотеатрах Баку в 80-ых!!! Просмотры премьерных показов главных Международных Кинофестивалей СССР (Московского, Ташкентского кинофестивалей) и культпоходы в кинотеатры – это целая традиция и часть большой городской культуры. У нас же вследствие оттока большей части городского населения в 90-ые годы прошлого века, и наплыва деревенской необузданной массы, многие элементы жизни городского социума оказались за бортом насущных интересов, и кино в том числе. Такого удар уж точно на постсоветском пространстве никто не получал. Но благо все потихоньку восстанавливается с утешительной формулировкой "Москва не сразу строилась"...


К примеру, в таких городах, как Тбилиси, Ташкент, Бишкек, сегодня проводятся международные кинофестивали, и это в каком то роде визитная карточка государства. У нас же пока такого уровня культуры не существует. На весь Баку действует только один кинотеатр "Низами", а все остальные, это из серии мультиплекса, т.е. прикладные к торговым центрам, «залы ожидания». Так, что у нас помимо всего прочего остро стоит и проблема кинопроката, и как я подчеркивал ранее, эту задачу надо решать. Постепенно приобщая зрителя к большому экрану, нам приходится начинать даже не с нуля, а минуса.

Массы нужно просвещать в традициях городской культуры, об этом еще говорили и сами вели просветительскую работу в конце XIX века такие светочи как Мирза Фатали Ахундов, Гасан-бек Зардаби. Наиболее последовательную работу в сфере просвещения вела газета «Экинчи». Традиции получили свое развитие, и многие другие авторы уже издавались в журнале «Молла Настреддин» с начала ХХ века. Позже эту волну подхватил Узеир Гаджибеков, который творил и работал над той же задачей, в том числе в сфере музыки.

К счастью многих, иль к разочарованию некоторых деятелей, с середины прошлого века олицетворением интеллигенции стали те, кто воспевал тиранию красного монарха и приложил руки к репрессивному террору. Однако их человеческая и гражданская позиция до сих пор не прошла процесс люстрации по 37-му году, в результате чего гуманитарные потери Азербайджана и сегодня порой кажутся невосполнимыми. Вот тема для настоящего кино...
Возвращаясь к нашему кинематографу, отмечу что, на сегодняшний день азербайджанские фильмы снимаются, причем с серьезным бюджетом, который достигает нулей на пару-других лимонов. Для авторского кино это сумма значительна даже по европейским меркам. К примеру, это бюджет фильмов культового испанского режиссёра Педро Альмодовара.

Однако куда деваются конечные результаты "современного Азербайджанфильма", увы, это "науке неизвестно". На экране как бы по прежнему белое полотно. После просмотра очередного продукта «Азербайджанфильма» эдакое ощущение словно хочется отформатировать свою память. Кино у нас снимают те, кто вовсе не имеет никакого высшего образования с полным отсутствием всякого адекватного мышления в профессии. Так же есть те, кто получил кино-образование ещё при Союзе по халявному целевому месту в Москве и эти "киновредители" умудряются десятилетиями паразитировать на общественном сознании, снимая непонятно «что?» и «зачем?», при этом возомнив себя деятелями кино с регалиями.

Но есть и приятные исключения. К примеру, одно их таких – это новый премьерный фильм "Набат" от Министерства культуры Азербайджана, с явным акцентом на этнографию, в постановке Эльчина Муса оглы, неожиданно отобранный на Венецианский кинофестиваль, в параллельную конкурсную программу "Горизонты". Думаю это знаковый прорыв в новейшей истории «Азербайджанфильма».


Сейчас настал удачный момент и время для выхода из гуманитарного кризиса. Сегодня в столице проживает уже немалое количество некогда приезжих из периферии, которые адаптировались и приняли городской образ жизни. Появились некая прослойка, так сказать, новых горожан - "Generation Digital" желающих просвещаться. Это молодое поколение органично владеет таким изобретением как интернет. Так, что теплится надежда, что будущее у нашего кино все-таки есть. Экранный и закадровый облик нашего кино должен модернизироваться под стать таким символам Нового Баку как произведения искусства архитектуры Захи Хадид и Нормана Фостера! Ведь такие проекты как " Центр Гейдара Алиева" и "Flame Towers" сегодня являются визитной карточкой страны к первой Европиаде - "Baku-European Games 2015"

- Как вы считаете, в чем состоит секрет успеха тех же грузинских кинематографистов? Ранее вы говорили о фильме «Слепые свидания», который был продемонстрирован и положительно оценен жюри и критиками на 36-ом Международном Московском Кинофестивале……

- Тут идет речь о преемственности поколений. Элементарно, представители продвинутой молодежи из поколения 20 летних в той же самой России, от своих родителей могут услышать о золотых и серебряных коллекциях грузинского кинематографа разных поколений.

А благодаря интернету, они могут закачать и просмотреть эти фильмы. Грузинское кино традиционно популярно далеко за пределами границ самой Грузии. На сегодняшний день гранты, которые выделяются европейскими организациями в поддержку некоммерческого кино в странах Азии, Африки и Восточной Европы, зачастую, получают именно представители Грузии. А все потому что у Грузии есть исторический бренд прошлого, то бишь знаковые фигуры и имена. Что касается России, даже несмотря на отсутствие дипотношений между двумя государствами, идеологические противостояния и пятидневную войну, культурные и гуманитарные связи продолжают поддерживаться и развиваться. Так что грузинское кино в России, как грузинское вино с годами только крепче.

- Политическая жизнь страны отражается на кинематографе? Есть ли элементы идеологической пропаганды в массовом кино?

- Сам президент ММКФ Никита Михалков на церемонии открытия фестиваля сообщил об отказе многих деятелей мирового кино хоть как то участвовать на этом мероприятии по причине российско-украинского противостояния. Прежде всего, это отразилось на конкурсных программах кинофестиваля.


По поводу идеологического контекста, то в нашем случае его нет как собственно и самого предмета цензуры, а есть банальный запрет на все что не формат, а каков формат запрета толком никто не ведает... и в такой ситуации я вспоминаю персонажа «Инженера Хаджи», из знакового фильма "Мерзавец". В этом фильме главный инженер Хаджи отказывается принимать самостоятельное решение на фабрике и не соглашаясь с мнением подчиненных по выпуску новой продукции с традиционной ментальной формулировкой декламирует "Я против... потому что ничего не понимаю, о чем идет речь!".


Если рассматривать ситуацию в России. то относительно недавно, в соответствии с высказанным пожеланием президента РФ В.В. Путина о том, чтобы кинематографисты добровольно наложили на себя этические самоограничения, была разработана и принята Этическая Хартия Кинематографистов, которая больше походит на «моральный кодекс», предусматривающий санкции для тех, кто не последует положениям доктрины.


Принятие хартии вызвало бурные дебаты в Союзе кинематографистов и в новом Киносоюзе, а так же в Гильдии киноведов и кинокритиков России. По идеологическим признакам были созданы попечительские худсоветы. К примеру, недавно просто «прокатили» сценарий безгранично уважаемого мною киносценариста-режиссера, мастера интеллектуальной драмы Александра Миндадзе. В своем новом сценарии «Милый Ханс, дорогой Петр» автор повествует о человеческих отношениях между людьми в годы Сталинского индустриального подъёма. Это история немецкого инженера, работавшего на советском заводе в канун Второй мировой войны. В этом идеологическом прессинге автор вывел романтическую историю, в которой немец нашел в чужой для себя стране любимую девушку и настоящего друга. Но неразделенная любовь заставляет его покинуть СССР. Затем он возвращается в Советский Союз уже в составе фашисткой армии. Минкультуры отказало автору в финансировании фильма со чудовищной формулировкой: - «идеология военных фильмов должна быть иной – это должно быть исключительно патриотическое кино, в котором положительные качества присущи только нашим солдатам и офицерам».
А ведь «Милый Ханс, дорогой Петр» – это сильная история людей, оказавшихся по разные линии фронта.
Тем не менее порой, цензура доходит до того, что ее формулировки становятся просто стыдно произносить вслух.
В советские годы цензуру можно было обходить разными способами и ухищрениями. Например, умение режиссера нравиться высоким чинам, то бишь наличие сильного покровителя, а также незаурядные уловки и отвлекающие маневры. Так некогда комедиографу Леониду Гайдаю удалось сохранить в неприкосновенности "Бриллиантовую руку".

Тогда Гайдай уже был научен горьким опытом общения во время процедуры отчета фильма "Кавказская пленница", который был урезан аж на 30 минут от первоначальной версии.
В конце "Бриллиантовой руки" он зарядил ядерный взрыв, так называемый атомный гриб, и начал водить за нос цензоров Госкино о значимости этого судьбоносного кинокадра.

Цензура, увлекшись диспутом, не заметила и оставила в стороне убойные иносказательные фразы и недвусмысленные диссидентские диалоги, а также буржуазный стиль жизни советских нуворишей. Пока картина ждала окончательного вердикта, кто то перепутал коробки с пленками и отправил новые фильмы на просмотр по желанию самого генсека Брежнева.

После просмотра Брежнев долго смеялся и приказал, чтоб фильм участвовал в показе для иностранных коммерческих партнеров по линии министерства Внешней торговли СССР.

А в случае с кинорежиссером Сергеем Соловьевым были непростые ситуации, когда приходилось мучительно отстаивать картины перед грозными худсоветами в составе которых наряду с профессионалами были злостные серенькие идеологи-демагоги среднего звена партноменклатуры.

При личной встрече с Сергеем Александровичем, он вспоминал, как дважды встречался с вице-премьером правительства СССР - Гейдаром Алиевым, курировавшим Госкино СССР. Гейдар Алиев был поклонником творчества Соловьева, в особенности почитал экранизацию Пушкина "Станционный смотритель" и советско-японскую мелодраму «Мелодии белой ночи» с Юрием Соломиным в главной роли.

В 1983 году перед самым выходом в прокат картины мэтра "Избранные", Соловьеву предстояло пройти жесткий фильтр цензоров, так как тема двух картин была посвящена НКВД и контрразведке времён Второй мировой войны. Когда режиссер узнал, что его новые картины в опасности, он во избежание "обрезания" пошел ва-банк, и воспользовался правом знакомства, позвонив по вертушке к самому вице-премьеру СССР. Как никак по рангу он ведь был элитным генерал-майором КГБ СССР, что по теме фильма более компетентного консультанта и не найти не считая Андропова. Несмотря на выходной день, Гейдар Алиев принял Сергей Александровича и просмотрел картины, внеся свои незначительные профессиональные коррективы. Так с легкой руки Гейдара Алиева картины были сохранены в оригинальной версии и благополучно вышли на советский и международный киноэкраны мира. Если для отдельного очерка, то заслуги Гейдара Алиева велики в тот период истории советского кино с его революционным V съездом Союза Кинематографистов. В ту эпоху на экранах кинотеатров страны стали демонстрироваться фильмы-диссиденты, которые были востребованы с дальней полки Госархивов. Это "Покаяние" Абуладзе, "Агония" Элема Климова, "Скверный Анекдот" Алова-Наумова. Ближе к зрительскому бомонду стала духовность Тарковского. Все это – плод того самого судьбоносного V съезда Союза Кинематографистов СССР, когда кино ринулось в перестроечное пекло, выводя советский киномеханизм из брежневской стагнации к демифологизированной реальности. Замечательное время было: деньги еще оставались в казне, и снимать можно было все или почти все!

Продолжение следует

Дата
2014.08.15 / 12:12
Автор
Элли Кройс
Комментарии
Çàãðóçêà...
Смотрите также

О ситуации на фронте

26 лет со дня оккупации Гарадаглы

Назначены председатели Верховных судов

Сводка сфронта

В Турции открылся памятник жертвам Ходжалы

Фронтовая хроника

Издатель Forbes спонсирует Собчак

Назначен первый замминистра транспорта

Микаил Джаббаров уволил сына главы района

В Азербайджане расширены полномочия военного суда

Лента новостей
 
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla