Axar.az
Наверх


Отчего наши граждане воюют в Сирии, Ираке?..

Главная страница Актуально
12 Punto 14 Punto 16 Punto 18 Punto

В интервью сайту Известия.az доктор философских наук, профессор Рафик Алиев рассказал о причинах, приводящих к тому, что наши соотечественники воюют в рядах незаконных вооруженных группировок далеко от своей родины.

- Какова Ваша оценка религиозной ситуации в Азербайджане?

- Если брать уже сложившиеся стереотипы, то можно говорить о том, что у нас на сегодня 3 религиозные конфессии: 1) иудаизм, 2) христианство и 3) ислам. За время с 1991 года, после обретения независимости, как и раньше, эти конфессии всегда чувствовали заботу государства и являлись как бы приоритетными для власти. Может быть, именно по этой причине у них нет сколь-либо серьезных проблем с государством или между собой. Поэтому на сегодняшний день к этим конфессиям в целом со стороны власти особых претензий нет. Наоборот, существуют общие цели в борьбе с так называемыми деструктивными сектами, главным образом, протестантского характера. Борьба ведет к объединению усилий.

- Председателем Госкомитета по делам с религиозными общинами недавно назначен, в принципе, далекий от религии функционер Мубариз Гурбанлы. Как Вы можете объяснить такой оборот событий? Вроде бы политика и религия несовместимы?!

- После назначения его прошло не более трех месяцев. Этого мало для оценки его деятельности. Что касается кандидатуры самого М.Гурбанлы, то я знаю его как опытного политика и дипломата. Естественно, пока у него не было времени глубоко разобраться в сложных религиозных вопросах, межобщинных конфликтах и путях их решения. Но в то же время идут разговоры о том, что сейчас на посту главы ГКРРО как раз нужен политик, а не религиовед. Однако я с этим не совсем согласен. На мой взгляд, глава Госкомитета должен хорошо разбираться и в политике, и в религиозных вопросах. Таковы требования к данной должности.

В отношении же деятельности самого ГКРРО, по моим наблюдениям, он на сегодня не в состоянии полностью контролировать религиозную ситуацию в стране. Особенно на фоне того, что происходит на Большом Ближнем Востоке. Нужна повседневная кропотливая работа по установлению деловых контактов с религиозными общинами республики, их привлечению к проблемам социально-экономического характера. Это, как я полагаю, и является прерогативой ГКРРО. Он не только следит за выполнением закона «О свободе вероисповедания», в его функции входит и координирование деятельности религиозных общин. В любом государстве религия является одним из трех составляющих общества, которые, как мне кажется, должны действовать синхронно, дополняя друг друга, это - власть, общество и религия. Государственные структуры, в том числе и правоохранительные, за последнее время значительно усилили свое влияние на религиозную ситуацию в стране и, к сожалению, некое - необязательное, с моей точки зрения, - силовое давление на религиозные структуры. Хотя власть и должна поддерживать порядок, стабильность, закон. Но при этом не должны оставаться нерешенными существующие хронические проблемы у самих религиозных общин. Периодически возникают недоразумения в сфере взаимоотношений между властью и радикальными религиозными группировками, а также между самими религиозными течениями. Это нормально. Но почему-то само общество и международные «правозащитные» организации каждый раз стремятся сделать из этого сенсацию.

- Ведь для достойного и правильного решения всех этих непростых вопросов нужны какие-то четкие планы. Есть ли у Госкомитета такой план?

- Конечно, всеобъемлющего плана действий на сегодня нет. В основном, реагируют на свершившиеся события и мало занимаются профилактикой. По моему убеждению, следует выработать отдельную религиозную концепцию, в которой будет четко указано, чего государство ждет от религиозных общин. Государство и религия должны взаимодополнять друг друга, так как государство не успевает делать все в плане духовного развития и духовной стабильности общества, и религия может ей помочь, особенно в вопросе консолидации общества, решения социально-семейных, морально-этических вопросов. К примеру, религиозные общины разрознены в сегодняшнем Азербайджане: салафиты выступают против шиитов, иногда имеют место столкновения. Это приводит к раздроблению общества. Я не исключаю, что в корне недавних межрелигиозных столкновений лежали провокации. При этом нельзя забывать, что между шиитами и салафитами существуют и серьезные противоречия - как в религиозном, так и политическом аспекте. Поддерживающие враждебные группировки - наши соседи и страны Аравийского полуострова, по сути, управляют процессами через своих людей в Азербайджане. Мало того, сами эти страны враждуют между собой, и это непременно оказывает воздействие на местные радикальные исламистские группировки. Для предотвращения таких случаев, конечно, было бы разумно организовать более тесное общение со всеми религиозными общинами Азербайджана. Будучи руководителем ГКРРО (2001-2006 гг.), мне удалось создать Форум религиозных общин Азербайджана, где были собраны почти все религиозные общины с разными, иногда даже противоположными взглядами. Форум занимался совместными гуманитарными акциями, что способствовало сближению различных, даже враждебных друг другу религиозных групп, общин и сект. Он был признан самой удачной и действенной формой сглаживания напряженности между религиозными общинами Азербайджана.

- Наряду с традиционными конфессиями, в Азербайджане действует много различных религиозных общин и сект. Часто о них говорят в контексте угрозы даже для нашей государственности. Есть ли основания для такой оценки?

- Я не вижу реальной опасности от этих сект. Они могут сыграть свою негативную роль только в качестве приложения к другим организациям в случае каких-то крупных конфликтов в Азербайджане, типа Майдана на Украине. Опасность республике исходит, главным образом, от радикальных шиитских и салафитских группировок, финансируемых из-за рубежа. К примеру, проживающие в Нардаране шииты вот уже почти 25 лет фактически отказываются подчиняться властям, не проводят даже муниципальные выборы, что не может не беспокоить. В противостоянии радикальных салафитских и шиитских группировок государство и УМК не должны занимать ничью сторону. К примеру, еще совсем недавно бывали случаи, когда полицейские ловили салафитов с бородами и насильно сбривали их. Но ведь бороды и подрезанные брюки являются лишь видимой стороной проявления их веры, своеобразным способом самовыражения. Бороться с этим глупо. Отняв у них этот элемент протеста, мы ничего им не предлагаем взамен. Только после наших неоднократных бесед тогда руководство МВД дало распоряжение не заниматься этим.

- Уже всем известно, что немало граждан Азербайджана приняли и принимают участие в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне радикальных исламских группировок. Часть из них уже стали жертвами. Как Вы думаете, что заставляет молодых, зачастую семейных мужчин оставлять дом, семью и отправляться воевать за тысячи километров от родины, хотя в Азербайджане еще не решен карабахский конфликт?

- Тот факт, что граждане нашей страны идут воевать в другие страны, в первую очередь является следствием того, что эти люди не нашли своего места в обществе, в государственной структуре в целом в рамках нынешней рыночной экономики. Нельзя полностью возлагать вину на этих людей. Когда им не находится подходящего места, их находят другие люди и организации. Кормят, одевают, обучают, вооружают идеями джихада и дают «надежду на лучшее будущее». В итоге у таких людей появляется цель в жизни, чего они не смогли найти в других областях нашей экономической и политической системы.

Более того, в Азербайджане, безусловно, на сегодня еще остаются проблемы нерелигиозного характера, и в первую очередь социальные, тесно связанные с указанным выше потоком людей в зону военных конфликтов в Сирии, Ираке, Ливане, Афганистане. В итоге большое количество молодых людей слоняется по улицам без всякой цели и надежды на лучшее будущее. В советские времена были пионерская и комсомольская организации - молодежь была чем-то занята. Государство в условиях капитализма, по сути, и не должно заниматься этим важным для общества делом. Но, тем не менее, это - один из важных компонентов сохранения мира и стабильности в нашей стране.

- Вы упомянули, что радикальные группировки шиитов и салафитов поддерживают соседи и арабские страны. Как бороться с внешним влиянием? Насколько это влияние эффективно?

- Это целый комплекс проблем, где следует действовать осторожно, чтобы не испортить отношений с этими странами. В этом вопросе пока остаются проблемы. А дело в том, что в свое время, в 90-е годы, мы упустили момент взять под контроль эти организации и конкретных людей. Сейчас, чтобы справиться с несогласными радикалами в нашем государстве, потребуется много сил и времени. Тогда у нас была неразбериха в религиозной сфере. К примеру, большинство мечетей были бесхозными, а около десятка находилось в собственности других государств - Кувейта, Катара и других. Позже мы огромными усилиями совместно с другими структурами власти на местах вернули все эти мечети государству, сделали их госсобственностью, а религиозные общины арендовали данные мечети для своих нужд. Таким образом религиозные общины привязывались к государству, становились в какой-то мере зависимыми от него.

- Как правило, каждый год Госдеп США публикует отчет и подвергает резкой, порой несправедливой критике положение со свободой религии в Азербайджане. Насколько справедлива данная критика?

- Этот доклад Госдепа США не имеет никакой юридической силы. К тому же, у американцев нет никакого морального и иного права говорить обо всех странах, разбирать, в какой стране какая ситуация с религиозными свободами или правами человека. Это, как говорится, самодеятельность американцев, возникшая десятки лет тому назад. Я неоднократно читал эти так называемые доклады Госдепа США. Они публикуются раз в год, и многие положения просто переписываются из года в год. Считаю, что текущий доклад так же, как и предыдущие, не отражает положения дел с религиозной свободой в Азербайджане. В самих США этой свободы на порядок меньше, чем у нас. К примеру, любая религиозная община для своей регистрации в США должна дать как минимум три обязательства государству: не заниматься политикой, не участвовать в выборах, не поддерживать кого-то из избираемых конгрессменов, политических партий, солдат. А также 13 пунктов в самой регистрации. Тогда как у нас только 7 пунктов и ни одного обязательства. В США на территории университетов и общежитий для студентов круглогодично не разрешается совершать намаз - таким образом, ущемляются права верующих. Этот доклад, как и предыдущие по правам человека, я расцениваю только в виде неких уже малопригодных инструментов давления на официальный Баку. И вообще, насколько вправе американцы что-либо требовать от нас и от других стран, когда все уже давно поняли: куда ступает нога США, там возникает война, кризис, кровь, бедствия для простого народа?!

Дата
2014.10.04 / 14:14
Автор
Известия.Аз
Комментарии
loading...
Смотрите также

AZAL заказал у Boeing 5 самолётов на $2 млрд

Сводка с фронта

В Азербайджане отмечается День Конституции

Задержание азербайджанок в Ираке расследуется - МИД

Сводка с фронта

Эльдар Махмудов вызван в Генпрокуратуру

Полномочия Счётной палаты будут расширены

Алиевы дали прием в честь высоких гостей

Сводка с фронта

24 года без Зангилана

Лента новостей
 
  
  
  
  
Xocalı soyqırımı — 1992-ci il Bağla
Bize yazin Bağla
ArxivBağla